Судебное дело по займу денег под расписку и лингвистике

Дело о нежелании возвращать крупный денежный заём с помощью экспертизы слов, указанных в расписке, или как можно использовать филолога-лингвиста при займе.

Клиент, обратившийся ко мне, имел на руках Решение суда, вступившее в законную силу, о том, что некий гражданин Ш., занявший у него большую сумму денег, должен ее отдать. Уже год, как шло исполнительное производство по взысканию денежных средств, однако, мой клиент получил из суда очередную повестку в суд о том, что должник хочет отмены Решения суда по вновь возникшим обстоятельствам.

Не представляя, какие такие обстоятельства могут вновь возникнуть при займе, мой клиент обратился ко мне с этим вопросом. Я ознакомилась в суде с Заявлением гр. Ш. о пересмотре судебного решения по вновь возникшим обстоятельствам, и выяснила следующее.

Заявление гр. Ш. сводилось к тому, что оказывается «действительная воля» подписантов расписок-обязательств о займе была направлена на выдачу займа фирме «А», которой руководил гр. Ш. Следовательно, отдавать долг должен не гр. Ш., а руководимая им фирма. Добавлю, что фирма гр. Ш. никогда денег от займа не получала, гр. Ш. этого и не отрицал!, более того, фирма много лет являлась запущенной, и никакой деятельности не вела.

Позиция гр. Ш. основывалась на следующих выводах. В Расписках-обязательствах, наряду с паспортными данными заемщика гр. Ш, также фигурировала информация, о том, что он является генеральным директором фирмы «А». Это прибавка к подписи на протяжении года не давала покоя гр. Ш., и, наверное, долгими ночами он думал над вопросом – в качестве кого же он занимал деньги: как физическое лицо либо как генеральный директор фирмы.

Доказательств того, что мой клиент давал в долг деньги некой фирме в материалах судебного дела не было никогда, более того, расписками никогда не оформляются займы юридическому лицу. Заемщик гр. Ш. никогда не перечислял взятые им деньги на счет своей фирмы. Но, как придумал заемщик гр. Ш., получая деньги, он думал, что деньги он брал для не для себя, а для своей фирмы «А».

Своими ночными рассуждениями гр. Ш. поделился с «добросовестными» юристами, которые помогли гр. Ш. обратиться в Независимый экспертно-консультационный центр для экспертного заключения по данному вопросу.

Экспертный центр призвал для проведения экспертизы доктора филологических наук, ведущего сотрудника Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН. Эксперт провел лингвистическую экспертизу Расписок о займе.

Эксперт не имел допуска к материалам судебного дела, не знал существо спора, не является юристом, и область его знаний – филология. Вопросы эксперту были поставлены таким образом, чтобы профессор акцентировал свое внимание на отдельных словах в Расписках о займе, а именно на словах о том, что Заемщик гр. Ш. является генеральным директором – руководителем фирмы «А».

Эксперт применил все свои обширные знания и многостранично и красочно описал в своем заключении, что следуя из «буквального лингвистического понимания» расписок и анализа слов «руководитель фирмы», эксперт понимает, что гр. Ш. действовал в интересах руководимой им фирмы и деньги брал для нее.

Выйдя за пределы своих познаний, что является грубым нарушением при производстве любой экспертизы, эксперт-лингвист, не только разобрал по составу слово «руководитель» и «фирма», но также указал, когда в русском языке применяются такие слова. Но самым «глубоким» выводом эксперта стал вывод о намерениях, желаниях заемщика и займодавца. Как человек творческой специальности, профессор указал, что ему представляется, что «действительная воля сторон – заемщика и займодавца – была направлена на выдачу займа фирме «А».

Конечно, судом никогда бы такая экспертиза назначена не была, лингвисты не имеют никакого отношения к гражданско-правовым отношениям граждан по договору займа. Любой эксперт, привлекаемый судом, предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Вопросы, поставленные эксперту для заключения, утверждаются судом.

Профессор-лингвист, в нашем случае, таким экспертом не был. Отвечал на вопросы, поставленные заемщиком гр. Ш., делал лингвистический анализ слов, не отвечал за последствия, не знал существо дела, а просто творчески подошел к анализу слов в Расписках о займе.

Для суда я составила довольно подробные Возражения относительно неправомерности позиции заемщика о пересмотре дела, наглядно и подробно показав суду всю абсурдность ситуации с займом. А также представляла интересы моего клиента в судебных заседаниях судов.

Заявление заемщика о пересмотре гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам было оставлено без удовлетворения как районным судом города Москвы, так и Московским Городским Судом.

Документы по делу:
Дело о займе и лингвистике - часть 1                                Дело о займе и лингвистике - часть 3

👉 ⁠Задайте ваш вопрос профессионалу с 20-летним опытом

Запишитесь на прием к адвокату Наталии Лобовой

По итогам: 
— если есть хоть один способ решить вопрос без суда, Вы получите полный алгоритм решения; 
— если решить задачу возможно только через суд, я дополнительно предложу свою помощь в сопровождении дела. 

Если задачу возможно решить положительно, она будет решена.

Стоимость консультации — 3000 ₽. 
Средняя длительность — 60-90 минут. ⁠

Свяжитесь сейчас, чтобы решить вопрос быстро и эффективно:
+7 (905) 520-30-50

info@nlobova.ru

Заказать обратный звонок
Заказать платную консультацию
ОСТАВИТЬ ЗАЯВКУ НА ПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ